Русская литература ХVIII века. Библиографический указатель

ПРЕДИСЛОВИЕ
 
История русской литературы XVIII века выделилась в самостоятельную ветвь советской литературной науки очень поздно — в конце 20-х — начале 30-х годов нашего столетия. Это запоздание имело свои положительные и отрицательные стороны. Так, например, историкам литературы XVIII века не пришлось преодолевать инерцию дореволюционных научных традиций, и они сразу же смогли включиться в решение общелитературоведческих проблем, выдвинутых советской действительностью, конечно, на своем материале. В итоге изучение литературы XVIII века никогда не воспринималось в советской литературной науке как нечто чужое, анахронистическое, интересное лишь ограниченной группе немногочисленных специалистов.
 
Однако отрицательных сторон этого позднего становления нашей дисциплины было больше. То обстоятельство, что литература XVIII века не была признана старой академической филологической наукой, подобно древней литературе, достойным объектом научного анализа, привело к тому, что она в дореволюционное время изучалась от случая к случаю, то исследователями древнерусской литературы (М. И. Сухомлинов, Н. С. Тихонравов, В. Н. Перетц), то языковедами (Я. К. Грот), то, наконец, постепенно появлявшимися специалистами по литературе XIX века (Л. Н. Майков). Из всех русских литературоведов досоветского времени один только В. В. Сиповский специализировался в области изучения литературы XVIII века.
 
В результате подобного пренебрежительного отношения дореволюционного академического литературоведения к изучению литературы XVIII века советские специалисты конца 20-х — начала 30-х годов начали свою исследовательскую деятельность при едва ли не полном отсутствии источниковедческой базы: почти не было научных изданий произведений писателей XVIII века, отсутствовало и до сих пор отсутствует сводное описание рукописных источников для изучения литературы XVIII века, наконец, — самое ощутимое, — не было сколько-нибудь удовлетворительной библиографии литературы изучаемого периода и научного исследования ее.
 
Сейчас, через треть века, у нас есть некоторые достижения в первой из перечисленных областей, в области издания произведений ваяшейших писателей XVIII века — Ломоносова, Радищева, Фонвизина, Кантемира, Тредиаковского, Карамзина и др. Однако две вторые задачи еще не решены. Настоящий библиографический указатель имеет своей целью решить третью задачу, оставляя на дальнейшее реализацию второй.
 
Неспециалисту может показаться не совсем понятной подобная последовательность в постановке решаемых задач. Казалось бы, целесообразней сначала учесть то, что еще не издано, что не вошло в научный оборот, и тем самым обогатить науку, предоставив ей неизученные материалы, и лишь затем перейти к учету напечатанного. Дело, однако, много сложнее. Всякая область литературной науки развивается по двум направлениям: сперва изучаются сами литературные памятники — произведения писателей, — рукописные для периода до введения книгопечатания и в ближайшее после него время, и затем — печатные. Конечно, печатные тексты писателей, в особенности в XVII и XVIII веках, составляли сравнительно небольшую часть их литературной продукции, и, следовательно, тем большее значение должны иметь эти рукописные материалы для современных литературоведов. Однако архивы писателей XVIII века, за единичными исключениями (Державин, М. Н. Муравьев), не сохранились, а дошедшие до наших дней отдельные их произведения, письма, деловые документы, письма к ним, чужие копии и т. п. рассеяны по многочисленным библиотекам и архивохранилищам, притом большей частью без указания автора и без дат. Правильно разобраться в этом малообследованном, но, как подсказывают предварительные подсчеты, огромном материале можно будет только тогда, когда в качестве основы и подспорья будет создана научная библиография того, чем располагает современное изучение литературы XVIII века и ее истории.
 
Но и здесь перед нами стоят большие трудности.
 
Из двух элементов, составляющих всякую научную литературоведческую библиографию, — библиографии текстов и библиографии исследовательской литературы, — у историков русской литературы XVIII века, на первый взгляд, имеется очень основательно разработанная первая часть — библиография изданий XVIII века; достаточно перечислить важнейшие: «Опыт российской библиографии» В. С. Сопикова (1815—1821), «Описание славяно-российских книг и типографий 1698—1725 годов» П. П. Пекарского (вторая часть труда «Наука и литература в России при Петре Великом») (1862), «Справочный словарь о русских писателях и ученых, умерших в XVIII и XIX столетиях, и список русских книг с 1725 по 1825 г.» Г. Н. Геннади (1876—1908), «Редкие русские книги и летучие издания XVIII века» Ю. Ю. Витовта (1905). «Описание изданий гражданской печати. 1708 — январь 1725 г.» Т. А. Быковой и М. М. Гуревича (1955), «Книги гражданской печати XVIII века» С. О. Петрова (1956), «Eighteenth Century Russian Publications in the Library of Congress» Т. Фесенко (1961) и, наконец, «Сводный каталог русской книги гражданской печати XVIII века. 1725—1800» (1962).
 
Однако эти многочисленные библиографии изданий XVIII века не заменяют собственно литературоведческой библиографии текстов писателей XVIII века. Напротив того, обилие их только затрудняет исследовательскую работу: нужные литературоведу сведения о прижизненных изданиях авторов изучаемого столетия теряются в море материалов о прочих книгах, а частые расхождения в их описаниях почти всегда заставляют его производить дополнительные разыскания, отнимающие много времени и нередко не приводящие к положительным результатам. Кроме того, тексты писателей XVIII века в большом числе публиковались и в XIX, и в XX веках и лишь в незначительном объеме учтены в дореволюционной русской литературоведческой библиографии, в сущности, в одной только устаревшей и не ставившей себе научных задач книге А. В. Мезиер «Русская словесность с XI по XIX столетия включительно. Ч. II. Русская словесность XVIII и XIX ст.». В свое время эта почтенная работа была очень полезна и сыграла положительную роль; мы и сейчас обращаемся к ней, но только потому, что у нас нет других аналогичных трудов. А за две трети XX века, прошедшие со времени издания ее, было сделано много публикаций литературных текстов XVIII века, но сведения об этом ни разу не были сведены воедино даже в самом элементарном виде.
 
Таким образом, важнейший раздел научной литературоведческой библиографии по XVIII веку, библиографии текстов, находится в неудовлетворительном состоянии.
 
Еще в худшем положении пребывает библиография по изучению литературы XVIII века. Она никогда не была собрана, и подлинный объем ее не может быть определен с точностью, хотя бы приблизительной. По традиции, установившейся в последней четверти XIX века, литературоведы, изучавшие литературу XVIII столетия, обращались к ограниченному кругу периодических изданий, в которых печатались исследования и материалы по интересовавшему их периоду, — к «Чтениям в Обществе истории и древностей российских», к «Русскому архиву», «Русской старине», «Древней и новой России», «Историческому вестнику», «Журналу Министерства народного просвещения», «Сборникам» и «Известиям» Отделения русского языка и словесности Академии наук. Статьи же и публикации текстов, появлявшиеся в остальной, — в особенности в провинциальной, краеведческой, — прессе, за редкими исключениями не попадали в поле зрения исследователей литературы XVIII века.
 
Группа по изучению литературы XVIII века с самого начала своего возникновения (1932) поставила одной из первоочередных задач создание библиографии работ по истории русской литературы XVIII века. С этой целью под руководством П. Н. Беркова в течение 1935—1938 годов ряд сотрудников Отдела редкой книги Библиотеки Академии наук СССР расписывали как перечисленные выше периодические издания, так и труды губернских и областных архивных комиссий, памятные книжки различных губерний, указатели к столичным и провинциальным общим и историческим журналам, сборникам и газетам, а также сборникам «в честь...» и «памяти...». В составившуюся таким образом довольно обширную библиографическую картотеку, занимавшую несколько коробок, была влита картотека П. Н. Беркова, содержавшая много неучтенных материалов. К сожалению, после июня 1938 г., во время более чем годового отсутствия руководителя, работа по библиографии истории русской литературы XVIII века была прекращена, а собранные карточки затеряны и, несмотря на тщательные поиски, до сих пор не обнаружены.
 
Прерванная работа была возобновлена лишь через 25 лет в связи с запланированной Институтом русской литературы (Пушкинским домом) большой библиографией по новой русской литературе с XVIII века по 1917 г. Предполагалось, что библиография по XVIII веку составит первую часть данной работы и за ней последуют библиографии по XIX и XX векам. Однако обстоятельства сложились иначе, и библиографические указатели под ред. К. Д. Муратовой, посвященные литературе XIX века и литературе конца XIX — начала XX века, вышли раньше. Таким образом, предлагаемая читателям настоящая библиография по литературе XVIII века одновременно является и частью общего библиографического труда по новой русской литературе, и самостоятельным первым библиографическим опытом по изучению литературы указанного периода.
 
Такое двоякое качество настоящего библиографического указателя определяет его особенности. Во-первых, составители и редактор его должны были считаться с библиографической методикой, разработанной К. Д. Муратовой и положенной в основу библиографических указателей по XIX и концу XIX — началу XX веков. Сделать это было сравнительно легко, так как в целом библиографическая инструкция К. Д. Муратовой совпадает с методикой, общепринятой в советской библиографической практике и появившиеся в прессе замечания рецензентов (Б. Я. Бухштаба и др.) не имели существенного, тем более принципиального характера. Во-вторых, качественные отличия литературы XVIII века и своеобразие путей ее изучения ставили перед составителями и редактором особые задачи, либо вовсе не возникавшие перед коллективом авторов, работавших под руководством К. Д. Муратовой, либо решавшиеся ими иначе. Больше всего это относится к учету публикаций текстов. Считая досоветские публикации произведений писателей XIX — начала XX века ненаучными, не отвечающими требованиям советской текстологии, К. Д. Муратова, как правило, не включала их в редактированные ею указатели. Если бы составители и редактор настоящей библиографии пошли по тому же пути, их работа утратила бы если не весь смысл, то значительную его долю. Они полагают, что, несмотря на устарелость и, часто, ненаучность приемов старой текстологической методики, публикации дореволюционного периода имеют значение, во-первых, тем, что часто указывают местонахождение печатаемого документа, благодаря чему, если он сохранился, может быть произведена проверка точности передачи его; во-вторых, если он утрачен вообще (например, при пожаре и т. п.) или не находим в настоящее время, то лучше с должной критической осторожностью воспользоваться плохой или не вполне удовлетворительной публикацией, чем считать или делать вид, что данного документа нет и не было. Достаточно в качестве примера сослаться на «Письмо о правилах российского стихосложения Ломоносова» (1739). Рукопись этого произведения не дошла до нас, и оно известно только по публикации епископа Дамаскина (1778), человека очень образованного, прошедшего в Геттингенском университете хорошую текстологическую школу у профессора классической филологии знаменитого X. Г. Гейне и у не менее знаменитых профессоров И. Д. Михаэлиса и И. X. Гаттерера. Отвергнуть этот документ — значит зачеркнуть важнейшую страницу в истории русского стихосложения, в творческой биографии Ломоносова, в истории русской литературы XVIII века. Таким образом, учтя особенности материала, подлежащего историко-литературному изучению, и положительный опыт указателей, вышедших в свет под ред. К. Д. Муратовой, Группа XVIII века разработала программу настоящей библиографии. Прежде всего было принято положение, что данный указатель должен представлять не исчерпывающе-полную, учетно-регистрационную, а научную библиографию по литературе и истории литературы XVIII века. Под научной библиографией мы разумеем библиографию отобранную, просмотренную, отвечающую современным потребностям науки. Конечно, последняя формулировка, — «отвечающую современным потребностям науки» — таит в себе опасность некоторого субъективизма: что одному из современных исследователей литературы XVIII века может представляться крайне важным или хотя бы необходимым, другой может считать несущественным и даже излишним. Но то обстоятельство, что данная библиография составлялась коллективом авторов, хотя и небольшим, — В. П. Степановым и Ю. В. Стенником, — затем просматривалась рядом рецензентов и сотрудников института, а также другими специалистами по литературе XVIII века, вносит, по нашему мнению, поправки в возможную односторонность отбора материала составителями.
 
Считая, что настоящая библиография должна быть научной, Группа XVIII века сознательно отказалась от включения в указатель популярной и учебной литературы — изданий текстов для средней школы, старых гимназических и им подобных учебников и пособий по истории русской литературы XVIII века, а также дореволюционных и советских популярных изданий, вроде многочисленных перепечаток «Недоросля» Фонвизина и «Путешествия из Петербурга в Москву» Радищева с большей частью скучными предисловиями, повторяющими одно другое. Если, однако, читатель найдет в нашем указателе отдельные отступления от принятого положения, это значит, что в соответствующем случае составители и редактор сочли целесообразным в виде исключения ввести сведения о данном учебном или популярном издании как обладающем некоторыми достоинствами.
 
Вместе с тем даже с этим ограничением Группа XVIII века, имея в виду непосредственно практическую сторону дела, не хотела превращать указатель в полный перечень соответствующих научных материалов, в особенности таких, которые большей частью недоступны изучающим литературу XVIII века вне Москвы и Ленинграда, а иногда и в названных городах. Это в первую очередь относится к литографированным курсам лекций университетских профессоров по литературе XVIII века, начиная с М. И. Сухомлинова и Н. С. Тихонравова, продолжая В. В. Сиповским и М. Н. Сперанским и кончая литографированными записками начала советского периода. Не включались они прежде всего по причине крайней своей редкости: чтобы избежать цензуру, они литографировались весьма ограниченным тиражом и поэтому в порядке обязательного экземпляра в государственные книгохранилища не поступали; даже крупнейшие университетские библиотеки не имеют полного комплекта таких изданий. Затем, как показывает ознакомление с их текстом, за немногими исключениями (курсы В. В. Сиповского) они ее содержат самостоятельных разысканий и оригинальных суждений авторов и представляют добросовестные сводки уже известных науке фактов и взглядов. Курсы же В. В. Сиповского имеются и в печатном виде, с более надежным текстом, чем в литографированных студенческих записках. Те же практические соображения заставили Группу XVIII века в тех случаях, когда составителям и редактору было известно, указывать некоторые работы не только в журнальных редакциях, но и в отдельных оттисках. Делалось это и для того, чтобы будущий читатель мог отыскать нужную ему работу в любой форме ее существования, и, кроме того, еще и потому, что в ряде случаев текст отдельного оттиска оказывается полнее журнальной редакции. Такова, например, ценная статья-рецензия В. А. Пасенко «К библиографии русской комедии. (По поводу книги фон-Берга “Русская комедия до появления А. Н. Островского”)»; в журнале «Библиографические известия» (1914, № 3—4) она занимает десять страниц (стр. 279—288), а в отдельном оттиске, не имеющем пагинации, прибавлено еще три ненумерованные страницы, посвященные второй части рецензированного труда и содержащие полезные замечания и соображения. То же относится к некоторым оттискам из ««Журнала министерства народного просвещения».
 
Таким образом, составители и редактор ставили своей целью придать настоящему указателю максимально практический характер и поэтому стремились, с одной стороны, не включать в него того, что, по их мнению, было бы бесполезным в исследовательской работе, и, с другой, учитывая особенности укомплектованности научных библиотек вне Москвы и Ленинграда, помогать читателю-специалисту в отыскании нужных материалов путем отсылок к перепечаткам, переизданиям, отдельным оттискам и пр.
 
Подчеркивая практическую направленность настоящей библиографии, Группа XVIII века в то же время ясно отдает себе отчет и в историографическом и теоретико-проблемном значении этого труда. Почти каждая более или менее добросовестно выполненная библиография какой-либо науки, помимо своей практической цели — служить читателям пособием для сбора нужной научной литературы, — имеет еще то свойство, что является своеобразным, библиографически оформленным, рассказом о путях развития данной науки, историей ее изучения, историей ее истории. Показывая свойственными ей методами степень разработанности отдельных научных проблем, такая библиография не только подытоживает то, что уже сделано, но и устанавливает то, что еще не сделано, определяет пробелы в научных изучениях и выдвигает и намечает очередные проблемы исследования. Конечно, это делает не сама библиография как таковая, а отчасти ее составители и редактор, группируя материал по рубрикам и создавая предметный и именной указатели, отчасти, — и еще в большей степени, — сами читатели, внимательно изучающие научную литературу, появившуюся после завершения работы над соответствующей обобщающей библиографией, и соотносящие результаты этих изучений с материалами, содержащимися в подытоживающей библиографии. Тем самым они намечают новые направления в науке.
 
Все это налагает на составителей и редактора настоящего указателя ряд сложных, трудных обязанностей. Принимая во внимание, что наша библиография является первым опытом построения указателя по истории русской литературы XVIII века и что подобные работы создаются на многие годы, даже десятилетия, мы считали своей важнейшей обязанностью предусмотреть и практические требования читателя, которые будут предъявляться им к нашему труду, и, в то же время, и общие пути развития нашей науки, как они нам представляются. Мы отдавали себе отчет, что не можем предвидеть и удовлетворить все возможные вопросы, ответы на которые читатель стал бы искать в нашем указателе, например, по генеалогии русского дворянства, по военной и политической истории, церковной истории, истории русской науки XVIII века. Поэтому мы решили ограничиться относительно узким кругом дисциплин, имеющих прямое и непосредственное отношение к изучению литературы XVIII века. Кроме библиографии литературных текстов и истории литературы и фольклора XVIII века, мы включили библиографические материалы по истории русской общественной мысли, философии, журналистики, публицистики, театра и литературного языка. Значительный объем издания заставил нас отказаться от включения в указатель материалов по библиографии русского изобразительного искусства и музыки XVIII века, истории языкознания, отдельных учебных заведений и т. п., хотя в картотеке Группы XVIII века такие разделы имеются. Мы не сомневаемся, что дальнейшее развитие нашей науки потребует более тесного общения с историей русского изобразительного искусства и музыки и собственно истории. Однако полагаем, что ни данная библиография, ни ее продолжения, которые, по нашему мнению, время от времени должны будут появляться, не должны заменять библиографий перечисленных выше, а также и не перечисленных наук и дисциплин: серьезный исследователь, конечно, должен будет обращаться к специальным библиографиям этих разделов знания.
 
В фольклоре и литературе многих народов существует «странствующий сюжет» о сажавшем плодовое дерево старике и трех молодых людях, которые издевались над ним, считая, что по своему возрасту он слишком поздно занялся посадкой дерева. Создание библиографического указателя в определенном смысле имеет сходство с действиями старика, сажавшего плодовое дерево. Говоря словами Тютчева,
 
                                                          Нам не дано предугадать,
                                                          Как наше слово отзовется.
 
Однако мы не сомневаемся в том, что появление в свет настоящей библиографии будет способствовать развитию исследовательской работы по литературе XVIII века. Видный современный французский ученый Люсьен Февр писал: «Библиограф, как общее правило, привык к неблагодарности тех, кто ему обязан. Но ему достаточно и сознания того, что его труд полезен и способствует росту науки в этом его награда».
 
Если Люсьен Февр прав и библиографа почти всегда встречает неблагодарность, это не дает ему права поступать так же. Составители и редактор приносят свою искреннюю благодарность всем тем, кто помог осуществлению настоящего указателя.
 
ОТ СОСТАВИТЕЛЕЙ
 
В книге «История русской литературы XVIII века. Библиографический указатель» содержится библиография основных литературоведческих работ с первой половины XIX в. до середины 1965 г. Литература с 1965 по начало 1967 г. учтена в «Дополнениях».
 
Для удобства пользования библиографические материалы сгруппированы по тематическим отделам и по персоналиям писателей.
 
Внутри отделов материал расположен в хронологическом порядке, по годам выхода работ, а внутри каждого года — в алфавите авторов и заглавий. Повторные публикации указанных в библиографии работ регистрируются вслед за первой записью, под одним номером с ней.
 
Рецензии помещаются вслед за рецензируемой работой в следующем порядке: а) анонимные (Без подписи), б) подписанные, в алфавите рецензентов. В список рецензий включены также ответы авторов рецензируемых книг своим критикам.
 
Краткие аннотации ставят целью указать наиболее важные материалы, помещенные в зарегистрированных работах, имена авторов, творчество которых наиболее подробно в них рассматривается; пояснить неточные и неясные заглавия работ. Для удобства разыскания имена в аннотациях располагаются в алфавитном порядке, а не в той последовательности, как они приведены в книге или статье. Следует иметь в виду, что аннотации отнюдь не являются именным ключом к аннотируемой работе.
 
Подборки писем авторов более чем к трем лицам указываются как отдельная запись (под отдельным номером). При этом в аннотации адресаты располагаются по алфавиту имен. Вслед за адресатом указывается количество адресованных ему писем и их крайние даты, полные (число, месяц, год), если опубликованы одно или два письма, и краткие (годы), если писем больше. Отдельные публикации писем регистрируются под общим номером в алфавите адресатов с указанием места соответствующей публикации.
 
Несмотря на примененную в книге систематизацию материалов по тематическому признаку, составители старались фиксировать каждую работу лишь один раз, отступая от этого принципа только в редких случаях. В связи с этим для удобства пользования в рубриках «Тексты», «Сочинения» и «Справочный отдел» введены отсылочные номера, которые указывают читателю на работы, зарегистрированные под другими рубриками или в других отделах, но содержащие материалы, посвященные данной теме или творчеству данного писателя. Полную сводку всех материалов, учтенных в справочнике, по тематическому и персональному принципу, читатель сможет найти в именном и предметном указателях, приложенных к книге.
 
При описании изданий составители в основном следовали правилам библиографического описания, принятым в предыдущих выпусках «История литературы XIX века» и «История литературы XIX—XX вв.» под редакцией К. Д. Муратовой.
 
При ссылках на периодические издания указываются год выхода, номер, выпуск или часть журнала или периодического сборника, при наличии нескольких пагинаций, номер отдела, и страницы статьи или ее части. Так называемые серийные издания («Ученые записки», «Исторические записки», «Литературное наследство» и т. п.) описываются как издания периодические. При описании изданий текстов писателей XVIII в. указываются место, издательство или издатель (при наличии их на титульном листе), количество страниц и надзаголовочные данные. Для литературоведческих книг составители сочли возможным в целях экономии места сократить библиографическое описание, опустив сведения об издателях и издательствах, сохранив, однако, надзаголовочные данные, если они содержат сведения о научной серии, учреждении, подготовившем издание, или являются вторым заглавием книги.
 
Псевдонимы раскрыты по «Словарю псевдонимов» И. Ф. Масанова. Авторы анонимных работ раскрыты в основном в соответствии с опубликованными списками их работ.
 
Настоящая библиография делится на две части: общий раздел и раздел персональных библиографий.
 
Общий раздел содержит 14 тематических библиографий, освещающих историю русской литературы XVIII в. в различных аспектах, а также в ее связях с общественно-политической историей России, историей театра, музыки, искусства и культуры, журналистики, цензуры, издательского дела и книготорговли.
 
В тематических отделах при наличии соответствующей литературы выделяются рубрики: «Сборники текстов», «Литература», «Справочный отдел».
 
Под рубрикой «Сборники текстов» указываются сборники и хрестоматии произведений или высказываний писателей XVIII в. по теме каждого отдела.
 
Рубрика «Литература» объединяет посвященные данной проблеме исследования. Сюда же включены и работы, содержащие публикации материалов и новооткрытых произведений XVIII в., что указывается в аннотациях к этим работам.
 
В «Справочном отделе» приводится основная библиография, позволяющая исследователю расширить круг литературы, зарегистрированной составителями.
 
Раздел «Классики марксизма-ленинизма об истории России в XVIII в.» фиксирует высказывания Маркса—Энгельса—Ленина, а также работы, посвященные этим высказываниям.
 
В разделе «История литературы XVIII века» регистрируются общие курсы по истории литературы, работы, посвященные исследованию отдельных периодов литературного процесса, историко-литературному изучению отдельных жанров XVIII в., периодизации литературы, задачам ее изучения и т. д. Внутри отдела выделена проблема «Связи литературы XVIII века с древнерусской литературой и литературой XIX века».
 
В разделе по «Истории литературного языка в XVIII веке» выделена рубрика «Языкознание», где зарегистрированы работы, освещающие занятия писателей и переводчиков XVIII в. проблемами литературного языка.
 
Отдел «Общественная мысль и публицистика» фиксирует литературу об общественно-политической жизни России XVIII в., на фоне которой происходило становление новой русской литературы. Помимо специальных исторических исследований по истории русской общественной мысли в XVIII в., сюда отнесены монографические работы о крупнейших общественных деятелях и публицистах, о крестьянском вопросе в XVIII в., «просвещенном абсолютизме» и деятельности «Комиссии по составлению проекта нового Уложения», об антикрепостнических движениях народных масс России. Специально выделены подразделы «Масонство» и «Религиозная и атеистическая мысль», где учтены материалы о литературе старообрядчества, официально-церковной литературе и о развитии антирелигиозной идеологии.
 
Раздел «Периодическая печать и критика», посвященный истории русской прессы XVIII в., дополняется разделом «Цензура», где собраны материалы о преследованиях литературы со стороны светской и духовной властей.
 
Отдел «Литературные и культурные контакты» посвящен проблеме знакомства с зарубежной литературой и культурой в России XVIII в., влиянию зарубежных литератур на русскую и русской литературы на литературы других стран. Теоретические работы сгруппированы под рубрикой «Проблема литературных и культурных связей в XVIII веке», в особый подотдел выделены работы и сборники материалов общего характера. Как самостоятельные темы разработаны подотделы «Русская литература и античность», «Русско-славянские связи» и «Связи со странами Востока». Остальной материал сгруппирован в алфавите иноязычных литератур, причем объединены материалы английской и северо-американской литератур как литературы английского языка, в русско-испанские связи включены литературы Южной Америки, в русско-немецкие — работы о русско-австрийских связях. В раздел «Драматургия» включена литература по истории драматических жанров XVIII в. В особый подраздел выделена литература о специфическом жанре «народной драмы», посвященная ее истории в XVIII в. Работы о писателях-драматургах, библиография которых помещена во второй части справочника (Personalia), в разделе «Драматургия» не указаны.
 
В «Истории театра» зарегистрированы общие курсы по истории театра и театрального репертуара, по истории отдельных театров, работы по типологии театра XVIII в., статьи и книги об отдельных театральных деятелях. В особые подразделы выделены «Музыкальный театр, балет и музыка», «Актеры и актерское искусство», «Театрализованные зрелища», которые в XVIII веке были тесно связаны как с театром, так и с литературой.
 
В рубрику «Рукописная и массовая литература» вошли работы о бытовании старой традиции в XVIII в., о произведениях, созданных в XVIII в. и продолжавших эту традицию; о рукописных сборниках и литературном «дилетантизме»; о литературе «среднего» слоя читателей: сборники анекдотов, лубочные книги и картинки.
 
Раздел «Народное творчество» фиксирует литературу о произведениях фольклора, созданных в XVIII веке, или имеющих наслоения, относящиеся к этому времени, а также о связях литературы с народным творчеством.
 
Раздел «Просвещение и культура», кроме общей литературы по этой теме, учитывает в отдельных рубриках материалы о просветительных учреждениях, бывших зачастую и литературными центрами, а также включает библиографию работ о библиотеках и музеях в XVIII в.
 
Отдел «Издательское дело, книготорговля и книговедение» имеет целью показать внешнюю сторону истории литературы в XVIII в., способы и объем распространения книги, изучение книги деятелями XVIII в. Как самостоятельные подразделы здесь выделены темы «Редкие издания» (в основном статьи и заметки библиофилов и книговедов о редких и примечательных изданиях XVIII в.) и «Принципы издания текстов в XVIII веке».
 
Раздел «Personalia» включает 53 персональные библиографии писателей XVIII в. Список писателей составлен на основе III—IV томов вышедшей в издательстве Академии наук «Истории русской литературы» и учитывает основных деятелей литературного процесса, творчество которых изучалось достаточно интенсивно и многосторонне.
 
Каждая персональная библиография состоит из рубрик «Сочинения», «Литература», «Справочный отдел».
 
«Сочинения» включают основные прижизненные издания сочинений и отдельных произведений писателя, а также последующие издания произведений, сборников и собраний сочинений, сохранившие научную ценность или важные для изучения истории его наследия. Особое внимание уделено научным изданиям советского времени. «Сочинения» дополнены письмами писателя.
 
В рубрике «Литература» регистрируются основная литература и материалы о жизни и творчестве писателя. В библиографиях писателей, имеющих специальную биографическую литературу, выделена рубрика «Биографические материалы», а под рубрикой «Литература» собраны работы лишь о творчестве писателя. В библиографиях Радищева и Ломоносова выделен также раздел «Проблемы мировоззрения», в котором учтены работы о философских, политических, педагогических и т. п. воззрениях писателей; в библиографии Я. Б. Княжнина — материалы о судьбе трагедии «Вадим Новгородский».
 
Справочник замыкают «Алфавит имен, наименований периодических изданий, кружков и обществ» и «Предметный указатель». При составлении настоящей библиографии особенно тщательно были просмотрены журналы:
 
Библиограф (1885—1895); Библиографические записки (1858—1861); Библиографические записки (1892); Голос минувшего (1913—1917); Древняя и новая Россия (1875—1881); Живая старина (1890—1903; 1905—1916); Журнал Министерства народного просвещения (1834—1916); Известия Отделения русского языка и словесности Академии наук (1896—1916); Известия Отделения русского языка и словесности Российской Академии Наук (1917—1927); Известия по русскому языку и словесности (1928—1930); Исторический вестник (1880—1916); Киевская старина (1882—1906); Литературный вестник (1901—1904); Русская старина (1870—1916); Русский архив (1863—1916); Русский библиофил (1911—1916); Русский филологический вестник (1879—1916); Филологические записки (1860—1916); Чтения в Обществе истории и древностей российских при Московском университете (1858—1916); Этнографическое обозрение (1889—1916); «Ученые записки» Казанского, Московского, Новороссийского, С.-Петербургского—Ленинградского, Харьковского и Юрьевского-Дерптского университетов; материалы, опубликованные в изданиях Владимирской, Воронежской, Вятской, Екатеринославской, Иркутской, Калужской, Костромской, Курской, Нижегородской, Оренбургской, Пензенской, Пермской, Полтавской, Рязанской, Саратовской, Смоленской, Таврической, Тульской, Черниговской, Ярославской «Ученых архивных комиссий».
 
Использованы также материалы картотек и библиографических собраний:
 
Картотека С. А. Венгерова. Регистрирует литературу XIX—XX вв. (до 1912 г. включительно) — Архив ИРЛИ.
 
Био-библиографические картотеки Б. Л. и Л. Б. Модзалевских и В. И. Саитова. Включают в основном материал до 1930-х гг. — Архив ИРЛИ.
 
Картотека собрания книг и вырезок А. И. Лященко — БАН СССР.
 
Личная картотека-библиотека по русской литературе XVIII в. П. Н. Беркова.
 
Картотека журнальных статей по вопросам литературы. Аналитическая роспись русских журналов с 1934 г. — Библиотека ИРЛИ.
 
Картотека статей из «Ученых записок», «Бюллетеней», «Трудов» университетов, педагогических институтов, научно-исследовательских учреждений. Охватывает материал с 1918 г. Составлена А. Д. Алексеевым и Г. Я. Галаган. — Сектор источниковедения и библиографии ИРЛИ.
 
Алфавитный каталог библиотеки Института русской литературы. Включает в свой состав роспись сборников, альманахов и оттисков из периодических изданий XIX—XX вв.
 
Картотека Отдела редкой книги БАН СССР.
 
Систематический каталог БАН СССР.
 
Систематический каталог ГПБ им. М. Е. Салтыкова-Щедрина.
 
Составителями просмотрены также списки трудов ученых, специализировавшихся в области русской литературы XVIII в., общие справочники по истории русской литературы и смежным дисциплинам иимеющиеся персональные библиографии писателей XVIII в., «Книжная», «Журнальная» и «Газетная» летописи.
 
Отобранный материал вновь просматривался de visu.
 
В данном библиографическом указателе Ю. В. Стенником выполнены библиографии А. А. Аблесимова, И. С. Баркова, И. Ф. Богдановича, А. Т. Болотова, Д. П. Горчакова, С. Г. Домашнева, Г. П. Каменева, Я. Б. Княжнина, М. Комарова, Е. И. Кострова, В. А. Левшина, М. В. Ломоносова, В. И. Лукина, В. И. Майкова, М. А. Матинского, М. Н. Муравьева, Н. П. Николева, Н. И. Новикова, Н. П. Осипова, В. П. Петрова, П. А. Плавильщикова, М. И. Попова, Н. Н. Поповского, А. А. Ржевского, В. Г. Рубана, Н. Н. Сандунова, Г. Н. Теплова, В. К. Тредиаковского, М. М. Хераскова, М. Д. Чулкова, Н. Ф. Эмина, Ф. А. Эмина, Стефана Яворского. «Общий отдел» и остальные персональные библиографии выполнены В. П. Степановым. Алфавитный указатель составлен Н. Д. Кочетковой; предметный — В. П. Степановым.
 
Составители приносят свою глубокую благодарность всем сотрудникам Института русской литературы, активу Группы XVIII в. и рецензентам книги К. Д. Муратовой и А. П. Могилянскому, принимавшим участие в обсуждении отдельных частей указателя и всей работы в целом, за ценные практические советы.
 
Публ. по изд.:
История русской литературы XVIII века. Библиографический указатель.
Сост.: В.П. Степанов, Ю.В. Стенник. Под ред. П.Н. Беркова.
Л.: Наука, 1968. С. 3-11.